Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава

В самом начале мая, полгода спустя после погибели старенького мистера Тачита, маленькая, отлично скомпонованная, как произнес бы живописец, группа разместилась в одной из комнат древней виллы, стоящей на верхушке покрытого оливами холмика у Римских ворот при заезде во Флоренцию. Вилла эта была вытянутым, практически слепым строением под любимой тосканцами Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава нависающей крышей; если глядеть издалече, такие крыши вкупе со стройными, темными, резко очерченными кипарисами, которые вырастают около их купами по три-четыре дерева в каждой, образуют на буграх, окружающих Флоренцию, безупречные прямоугольники. Фасадом дом выходил на маленькую зеленеющую травкой и пустынную, как в деревне, площадь, занимавшую практически всю верхушку холмика; и Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава этот фасад с редчайшими, неровно расположенными окнами и каменной, тянувшейся повдоль цоколя скамьей, служившей местом отдыха то тому, то другому жителю местных мест, постоянно восседавшему на ней с тем великодушным выражением непризнанного величия, которое неизвестно почему, но в той либо другой мере всегда присуще итальянцу, погрузившемуся в состояние полного покоя Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава, – этот многолетний, доброкачественный, состарившийся, но все еще впечатляющий фасад имел некий нелюдимый вид. То было не лицо дома, а маска, безглазая, но с томными веками. На самом же деле дом смотрел в другую сторону – смотрел вспять, на прекрасные, залитые полуденным солнцем просторы. С этой стороны вилла нависала Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава над склоном холмика и узенькой речной равниной Арно, игравшей через дымку всеми своими итальянскими красками. К дому примыкал разбитый на длинноватой террасе сад, где буйно цвели дикие розы да стояло несколько поросших мхом каменных скамей, нагретых солнцем. Террасу окружал низкий, в полчеловеческого роста парапет над склоном, утопавшим в оливковых рощах Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава и виноградниках. Но нам на данный момент нет дела до внешнего вида дома; этим броским с утра в разгар весны жители виллы с полным основанием предпочитали оставаться в ее холодных стенках. Со стороны площади окна цокольного этажа благодаря своим серьезным пропорциям выглядели необыкновенно живописно, но они, казалось, были предусмотрены не Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава столько для того, чтоб глядеть через их на мир, сколько для того, чтоб мир не мог заглядывать вовнутрь. Прикрытые громоздкими крестообразными решетками, они были подняты на такую высоту, что любопытство – даже приподнявшись на цыпочки – иссякало, не успев до их достать. В комнате, куда свет проникал через три таких Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава сторожевых щели, расположенных в ряд, – одной из многих, ибо вилла была разбита на несколько апартаментов, населенных в большей степени разномастными иноземцами, осевшими во Флоренции, – находился некоторый джентльмен в обществе очень молодой девицы и 2-ух почетных монахинь 1-го из религиозных орденов. Невзирая на все произнесенное нами выше, комната эта не Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава казалась темной: широкая и высочайшая дверь, ведущая в запущенный сад, была распахнута настежь, ну и зарешеченные окна все таки пропускали довольно итальянского солнца. Более того, все тут производило воспоминание комфорта, даже роскоши – и кропотливо обмысленная обстановка, и вроде бы выставленные напоказ декорации: те занавеси из выцветшей камки и Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава шпалеры, те резные рундуки и шкатулки из отполированного временем дуба, те эталоны угловатого искусства художников-примитивистов в таких же серьезных древних рамах, те необычного вида средневековые реликвии из бронзы и керамики, многолетние припасы которых все еще не исчерпаны в Италии. Эти предметы соседствовали с полностью современной мебелью, сделанной Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава по вкусу праздного поколения: отметим, что кресла были глубочайшие, с очень мягенькими сиденьями, а существенное место занимал письменный стол отменной работы, которая несла на для себя печать Лондона и девятнадцатого века. В комнате было много книжек, газет и журналов, также несколько малеханьких, не совершенно обыденных, кропотливо выписанных, в большей степени Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава акварелью, картин. Одно из таких творений стояло на маленьком мольберте, перед которым на данный момент – как раз, когда пришла пора заняться ею, – посиживала молодая женщина, упомянутая мною выше. Она молчком смотрела на картину.

Трое старших не то что бы хранили молчание – полное молчание, да и разговор меж ними шел как-то Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава спотыкаясь. Монахини посиживали на крае стула; позы их выдавали крайнюю сдержанность, лица настороженно застыли. Обе они были безобразные расплывшиеся дамы с мягенькими чертами и собственного рода деловитой скромностью, которую еще более подчеркивало невыразительное облачение из накрахмаленного полотна и саржи, стоявшее на их торчком. Одна из их, особа неопределенного Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава возраста, со свежайшими налитыми щеками, вела себя увереннее, чем ее сестра во Христе, и, разумеется несла огромную долю ответственности за порученное им дело, очевидно касавшееся молодой девицы. Виновница их озабоченности посиживала в шляпке – украшении очень ординарном и полностью соответственном ее незамудреному муслиновому платью, которое было ей не Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава по возрасту кратко, хотя его, по всей видимости, уже в один прекрасный момент «выпускали». Джентльмен, который, судя по всему, старался занять монахинь беседой, непременно осознавал, как это тяжелая обязанность, ибо гласить с самыми кроткими мира этого так же тяжело, как и с самыми сильными. Совместно с тем его внимание было Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава явственно отдано их подопечной, и, когда она оборотилась к нему спиной, он вдумчиво окинул взором ее стройную фигурку. Ему было лет 40, густые, кратко подстриженные волосы на яйцевидной, но прекрасных пропорций голове уже начали седеть. Единственным недочетом этого узенького, точеного, холодно-спокойного лица была некая преувеличенность перечисленных черт, в чем Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава большую роль игралась бородка, подстриженная, как на портретах XVI века. Эта бородка вместе со светлыми, романтичного вида усами, закрученными наверх, присваивала ему соответствующий вид иноземца, уличала в нем человека, понимавшего, что такое стиль. Но любознательные, пронзительные глаза – глаза сразу отсутствующие и внимательные, умные и жесткие, которые в равной мере могли Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава принадлежать и мечтателю, и мыслителю, – гласили о том, что поиски стиля занимают его только в узнаваемых, поставленных им самим границах и что в этих границах он умел добиваться того, что желал. Какого он рода и племени, вы затруднились бы сказать: он не обладал ни одной из числа тех Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава отличительных черт, которые делают ответ на этот вопрос до скучноватого обычным. Если в жилах его текла британская кровь, то вероятнее всего не без примеси итальянской либо французской; вобщем, этот хорошей чеканки золотой не носил на для себя ни изображения, ни эмблемы, отмечающей ходовую монету, выпущенную для всеобщего потребления; он был безупречно Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава роскошной медалью, отлитой ради особенного варианта. Легкий, сухощавый, неторопливый в движениях, не очень высочайший, да и не коренастый, он был одет, как одевается человек, заботящийся только о том, чтоб не носить вульгарных вещей.

– Ну, что скажешь, моя дорогая? – спросил он девченку.

Он гласил по-итальянски, и Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава гласил на этом языке совсем свободно, но мы навряд ли приняли бы его за итальянца.

Девченка степенно повернула головку поначалу на право, позже на лево.

– Очень прекрасно, папа. Ты это сам нарисовал?

– Естественно, сам. Ты полагаешь, я на это не способен?

– Нет, папа, ты очень способный. Я тоже умею отрисовывать картины.

Она Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава повернула к нему малеханькое нежное лицо с застывшей на нем необычно светлой ухмылкой.

– Жалко, что ты не привезла с собой образцов собственного мастерства.

– Я привезла, и даже много. Они в моем сундучке.

– Она очень, очень значительно отрисовывают, – воткнула старшая монахиня по-французски.

– Рад это слышать. А Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава кто давал ей уроки? Вы, сестра?

– О нет, – произнесла сестра Катрин, немного покраснев. – Ce n'est pas ma partie.[81] Я не даю им уроков – предоставляю это делать тем, кто умеет. Мы держим прекрасного учителя рисования, мистера… мистера… как его имя? – обратилась она ко 2-ой монахине, упрямо рассматривавшей ковер.

– У него германское Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава имя, – отвечала та по-итальянски с таким видом, как будто имя добивалось перевода.

– Да, – продолжала 1-ая сестра, – он – германец и дает у нас уроки много лет.

Девченка, которую не заинтересовывал этот разговор, подойдя к открытой двери, любовалась садом.

– А вы – француженка? – спросил джентльмен.

– Да, сэр, – ответила гостья тихим голосом Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава. – Я говорю с воспитанницами на моем родном языке: других я не знаю. Но наши сестры – из различных государств – есть и англичанки, и немки, и ирландки. Любая гласит на собственном языке.

Джентльмен улыбнулся:

– Кто же смотрел за моей дочерью? Уж не ирландка ли? – И лицезрев, что гостьи заподозрили в Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава его вопросе какую-то каверзу, смысл которой им непонятен, поторопился добавить: – Я вижу, дело поставлено у вас потрясающе.

– О да, потрясающе. У нас есть все, и все самое наилучшее.

– Даже уроки гимнастики, – осмелилась воткнуть сестра-итальянка. – Но совершенно не небезопасные.

– Надеюсь. Это вы их ведете?

Вопрос этот от всей души рассмешил Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава обеих дам; когда они успокоились, владелец дома, взглянув на дочь, произнес, что она очень растянулась.

– Да, но, пожалуй, больше она не будет расти. Она остается маленькой, – произнес сестра-француженка.

– Меня это не разочаровывает. На мой вкус дамы, как и книжки, должны быть неплохими, но не длинноватыми. Вобщем, не Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава знаю, – добавил он, – почему моя дочь малеханького роста.

Монахиня немного пожала плечами, как будто давая осознать, что такие вещи не дано знать человеку.

– У нее отменное здоровье, а это главное.

– Да, вид у нее расцветающий, – подтвердил отец, окидывая девченку долгим взором. – Что ты там отыскала в саду, дорогая Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава? – спросил он по-французски.

– Цветочки. Их там настолько не мало, – отвечала девченка своим ласковым, узким голоском, говоря по-французски с таким же идеальным выговором, как и ее отец.

– Да, только не плохих малость. Вобщем, какие ни на есть, а ты можешь собрать из их букеты для ces dames.[82] Ступай Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава же.

Лицо девченки засияло от наслаждения.

– Можно? Правда? – оборотилась она к папе, улыбаясь.

– Я же произнес для тебя, – ответил отец. Девченка оборотилась к старшей монахине:

– Можно? Правда, ma mére?[83]

– Делай, как велит для тебя мосье, твой отец, дитя, – произнесла монахиня, опять краснея.

Девченка, успокоенная санкцией собственной наставницы Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава, спустилась по ступеням и пропала в саду.

– Но вы их не балуете, – увидел отец, посмеиваясь.

– Они всегда должны спрашивать позволения. Такая наша система. Мы охотно даем его, но поначалу они должны попросить.

– О, я совсем не против вашей системы. Она, вне сомнения, превосходна. Я дал вам дочь, не зная, что Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава вы из нее сделаете. Дал, веря вам.

– У человека должна быть вера, – поучительно произнесла старшая сестра, взирая на него через очки.

– Означает, моя вера вознаграждена? Что все-таки вы из нее сделали?

– Добрую христианку, мосье, – произнесла монахиня, потупив глаза. Мосье тоже потупил глаза, но, пожалуй, по другим причинам:

– Это отлично. А Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава что еще?

Он уставился на монашенку, ждя, может быть, услышать, что быть хорошей христианкой – венец всех желаний; но при всем собственном простодушии она совсем не была так прямолинейна:

– Обворожительную молодую леди, небольшую даму, дочь, которая украсит вам жизнь.

– Да, она кажется мне очень gentille,[84] – произнес отец Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава. – И прехорошенькая.

– Она – само совершенство. Я не знаю за ней ни 1-го недочета.

– У нее их и в детстве не было, и я рад, что она не заполучила их у вас.

– Мы все ее очень любим, – с достоинством произнесла монахиня, блеснув очками. – А что до недочетов, как может она приобрести у Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава нас то, чего мы не имеем? Le couvent n'est pas comme le monde, monsieur.[85] Она, можно сказать, дочь наша. Ведь мы печемся о ней с самых малых ее лет.

– Из всех, кто покинет нас в этом году, больше всего мы будем сожалеть о ней, – уважительно пробормотала сестра Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава помоложе.

– Да, мы еще длительно будем поминать ее хорошим словом, – схватила 1-ая. – Ставить другим в пример.

При этих словах хорошая сестра вдруг нашла, что очки ее затуманились, а 2-ая монахиня после секундного замешательства достала из кармашка носовой платок из некий несусветно крепкой ткани.

– Может быть, она сегодня не покинет вас; еще Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава пока ничего не решено, – поторопился откликнуться отец – не столько с тем, чтоб предупредить их слезы, сколько торопясь высказать свое искреннее желание.

– Мы будем только счастливы. В пятнадцать лет ей очень рано уходить от нас.

– О, это совсем не себе я жажду забрать ее от вас, – воскрикнул Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава джентльмен с живостью несколько внезапной. – Я с радостью оставил бы ее у вас навечно!

– Ах, мосье, – улыбнулась старшая, вставая. – При всех собственных добродетелях дочь ваша предназначена для жизни в миру. Le monde y gagnera.[86]

– Если б все добрые люди ушли в монастыри, – негромко присовокупила 2-ая сестра, – что сталось бы Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава с родом человечьим?

Вопрос этот мог быть истолкован обширнее, чем имела в виду эта хорошая душа, и монахиня в очках поторопилась сгладить воспоминание, сказав умиротворяюще:

– Благодарение богу, всюду есть добрые люди.

– Когда вы уйдете, под этой кровлей их станет 2-мя меньше, – галантно увидел владелец дома.

На таковой замудренный комплимент простодушные гостьи Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава не нашлись что ответить и только с подабающим смирением переглянулись; к счастью, возникновение их юной воспитанницы с 2-мя большенными букетами – один из белоснежных, другой из бардовых роз – развеяло их смущение.

– Вот, maman Катрин, выбирайте, – произнесла девченка, – Они различные только по цвету, maman Жюстин. А роз в их Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава поровну.

Монахини оборотились друг к другу, улыбаясь, и в нерешительности заговорили разом:

– Какой вы желаете?

– Нет, выбирайте вы.

– Я возьму красноватый, – произнесла монахиня в очках. – Я и сама такая же красноватая. Спасибо, дитя. Твои цветочки будут нам утехой на оборотном пути в Рим.

– Ах, до Рима они не доживут Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава! – воскрикнула девченка. – Жалко, что я не могу вам подарить чего-нибудть, что осталось бы у вас навечно.

– Ты оставляешь нам добрую память по для себя, дочь моя. И она остается с нами навечно.

– Жалко, что монахиням нельзя носить украшений, – продолжала девченка. – Я подарила бы вам мои голубые бусы.

– Вы сейчас же возвращаетесь Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава в Рим? – осведомился отец.

– Да, ночным поездом. У нас столько дел lа-bas.[87]

– Но вы, правильно, утомились.

– Мы никогда не устаем.

– Ах, сестра, другой раз… – чуток слышно проговорила младшая инокиня. – Que Dieu vous garde, ma fille.[88]

– Во всяком случае, не сейчас. Мы потрясающе у вас отдохнули.

Пока монахини обменивались Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава поцелуями с девченкой, ее отец подошел к входной двери и, раскрыв ее, застыл на пороге; чуток слышное восклицание слетело у него с губ. Дверь вела в переднюю с высочайшим, сводчатым, точно в часовне, потолком и выложенным красноватой плиткой полом. В обратную дверь, которую открыл одетый в истасканную ливрею Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава слуга, только-только вошла дама, направлявшаяся сейчас в те же апартаменты, где– находились наши друзья. Излив свое изумление в восклицании, джентльмен у двери молчал, дама, также в полном безмолвии, продолжала собственный путь. Не сказав ей ни слова приветствия и не протянув руки, он посторонился, пропуская гостью в комнату Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава. Но, дойдя до порога, она в нерешительности замедлила шаг:

– Там есть кто-либо? – спросила она.

– Никого, с кем вы не могли бы повстречаться.

Тогда она вошла и чуток было не столкнулась с 2-мя монахинями и их воспитанницей, которая шла меж ними, держа обеих под руку. При виде новоприбывшей они тормознули; гостья Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава, также задержавшись, не сводила с их глаз.

– Мадам Мерль! – воскрикнула девченка негромким своим голоском.

Гостья было смешалась на миг, но здесь же вновь обрела всю обворожительность собственных манер.

– Да, это мадам Мерль приехала поздравить тебя с возвращением.

И она протянула обе руки девченке, которая тотчас подошла к ней и Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава подставила лоб для поцелуя. Обласкав эту частичку ее прелестной малеханькой особы, мадам Мерль оборотилась к монахиням и одарила их ухмылкой. Почтенные сестры ответили на ее ухмылку низким поклоном, опустив глаза долу, чтобы не созидать царственно прекрасной дамы, которая, казалось, принесла с собой весь сияние мирской жизни.

– Эти добрые Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава дамы привезли мне дочь и сейчас ворачиваются в монастырь, – объяснил джентльмен.

– Ах, вы уезжаете в Рим? Я не так давно оттуда. Там на данный момент волшебно, – произнесла мадам Мерль.

Монахини, продолжавшие стоять, заложив руки в рукава, приняли это замечание без возражений, а владелец дома спросил гостью, издавна ли она Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава из Рима.

– Мадам Мерль приезжала ко мне в монастырь, – воткнула девченка, до того как та, которой был адресован вопрос, успела на него ответить.

– И не раз, Пэнси, – заявила мадам Мерль. – Ведь в Риме я твой наибольший друг. Не так ли?

– Мне идеальнее всего запомнилось ваше последнее посещение, – отвечала Пэнси Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава, – когда вы произнесли, что мне пора распроститься с монастырем.

– Ах так? – заинтересовался отец девченки.

– Право, не помню. Наверное, мне просто захотелось сказать ей чего-нибудть приятное. Я уже целую неделю во Флоренции. А вы так и не навестили меня.

– Я не преминул бы посетить вас, если б знал Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава, что вы тут. Но откуда мне было знать? Разве что по наитию. Хотя, полагаю, мне следовало ощутить это. Не угодно ли сесть.

Эти высказывания как с той, так и с другой стороны были произнесены особенным тоном, приглушенным и нарочито размеренным – правда, быстрее по привычке, чем по необходимости.

– Вы, кажется, намеревались проводить Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава ваших гостей, – произнесла мадам Мерль, ища очами кресло. – Не стану нарушать церемонию прощанья. Je vous salue, mesdames,[89] – прибавила она по-французски, обращаясь к монахиням с таким видом, как будто отсылала их прочь.

– Мадам Мерль – наш большой друг, – объяснил владелец дома. – Вы, должно быть, не раз лицезрели Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава ее в монастыре. Мы всегда прислушиваемся к ее советам, с ее помощью я и решу, ворачиваться ли моей дочери после каникул в монастырь.

– Надеюсь, вы решите в нашу пользу, мадам, – смиренно произнесла сестра в очках.

– Мистер Озмонд шутит: я ничего не решаю, – произнесла мадам Мерль таким тоном, который позволил принять Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава ее слова тоже за шуточку. – У вас, непременно, потрясающий пансион, но друзья мисс Озмонд не должны забывать, что она создана для жизни в миру.

– Как раз это я и произнесла мосье, – отвечала сестра Катрин. – Мы и желаем приготовить ее для жизни в миру, – добавила она негромко, переводя взор на Пэнси Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава, которая, стоя поодаль, пристально рассматривала стильный туалет мадам Мерль.

– Слышишь, Пэнси? Ты создана для жизни в миру, – произнес отец девченки.

Девченка на мгновенье приостановила на нем собственный ясный взор.

– А не для жизни с тобой, папа?

Папа ответил маленьким смешком:

– Одно другому не мешает! Я человек мирской.

– Позвольте Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава нам откланяться, – произнесла сестра Катрин. – Будь хорошей и послушливой, Пэнси. А главное – будь счастлива, дитя мое!

– Я, естественно, снова приеду к вам, – отвечала Пэнси, бросаясь вновь обымать монахинь, но мадам Мерль оборвала эти излияния эмоций.

– Побудь со мной, дитя мое, а папа проводит почетных сестер, – произнесла она.

Взор Пэнси выразил Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава разочарование, но она не посмела возражать. Повиновение, разумеется, уже так вошло в ее плоть и кровь, что она подчинялась каждому, кто гласил с ней повелительным тоном, и пассивно следила, как другие распоряжаются ее судьбой.

– Можно, я провожу maman Катрин до экипажа? – осмелилась чуток слышно попросить она.

– Мне было Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава бы приятнее, если б ты осталась со мной, – произнесла мадам Мерль, меж тем как мистер Озмонд раскрыл дверь и монахини, вновь отвесив маленький поклон оставшейся в комнате гостье, проследовали в переднюю.

– Да, естественно, – ответила Пэнси и, подойдя к мадам Мерль, протянула ей свою ручку, которой эта леди тотчас овладела. Девченка Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава отвернулась и поглядела в окно полными слез очами.

– Я рада, что тебя обучили слушаться, – произнесла мадам Мерль. – Отменная девченка всегда должна слушаться старших.

– Я всегда слушаюсь, – с живостью, чуть не с гордостью, как будто оечь шла об ее успехах в игре на фортепьяно, отозвалась Пэнси и здесь же еле Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава слышно вздохнула.

Мадам Мерль положила ее ручку на свою холеную ладонь и принялась, придерживая, рассматривать очень придирчивым взором. Но ничего дурного не нашла: ручка была теплая и белоснежная.

– Надеюсь, в твоем монастыре наблюдали за тем, чтоб ты не прогуливалась без перчаток, – произнесла она, незначительно помолчав. – Девченки заурядно не Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава обожают носить перчатки.

– Ранее я тоже не обожала, а сейчас люблю, – отозвалась Пэнси.

– Вот и потрясающе. Я подарю для тебя дюжину пар.

– Спасибо, огромное спасибо. А какого цвета? – с энтузиазмом спросила девченка.

Мадам Мерль помедлила с ответом.

– Различных немарких цветов.

– Но прекрасных?

– А ты любишь прекрасные вещи?

– Да Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава. Но не очень, – произнесла Пэнси с нотой самоотречения в голосе.

– Отлично, они будут не очень прекрасными, – произнесла мадам Мерль, посмеиваясь. Взяв девченку за другую руку, она притянула ее к для себя и, внимательно посмотрев на нее, спросила:

– Ты будешь скучать по maman Катрин?

– Да… когда буду вспоминать о ней.

– А ты постарайся Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава о ней не вспоминать. Может быть, – добавила мадам Мерль, – у тебя скоро будет новенькая матушка.

– Для чего? Мне не надо, – произнесла Пэнси, опять вздыхая исподтишка. – В монастыре их было у меня больше 30.

В фронтальной раздались шаги мистера Озмонда, и мадам Мерль поднялась, отпустив девченку. Мистер Озмонд вошел, закрыл Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава за собою дверь и, не смотря на мадам Мерль, поставил на место несколько сдвинутых стульев. Гостья следила за ним, ждя, когда он заговорит. В конце концов она произнесла:

– Почему вы не приехали в Рим? Я считала, вы возжелаете забрать Пэнси сами.

– Естественное предположение, но, боюсь, я уже не Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава в первый раз обманываю ваши расчеты.

– Да, – произнесла мадам Мерль, – я знаю вашу строптивость.

Еще какое-то время мистер Озмонд продолжал расхаживать по комнате, благо она была такая просторная, делая это с видом человека, хватающегося за хоть какой повод, чтоб избежать противного разговора. Но скоро все поводы оказались исчерпанными – он мог Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава разве что углубиться в книжку – и ему ничего не оставалось, как, остановившись и заложив руки за спину, направить взор на Пэнси.

– Почему ты не вышла попрощаться с maman Катрин? – резко спросил он по-французски.

Пэнси в нерешительности посмотрела на мадам Мерль.

– Я попросила ее остаться со мной Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава, – произнесла гостья, опять усаживаясь, но уже в другое кресло.

– С вами? Тогда, естественно, – согласился он и, тоже опустившись в кресло, посмотрел на мадам Мерль; он посиживал, чуток наклонившись вперед, уперев локти в концы локотников и сцепив пальцы.

– Мадам Мерль желает подарить мне перчатки, – произнесла Пэнси.

– Об этом совсем не надо Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава говорить, дорогая, – увидела мадам Мерль.

– Вы очень добры к ней, – произнес Озмонд. – Но у нее, право, все есть, что необходимо.

– Мне думается, с нее уже довольно монашек.

– Если вам угодно дискуссировать этот предмет, я отправлю ее погулять.

– Пусть она остается с нами, – произнесла мадам Мерль. – Побеседуем о чем Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава-нибудь другом.

– Я не буду слушать, если мне нельзя, – предложила Пэнси с таким чистосердечием, что не поверить ей было нереально.

– Можешь слушать, умница моя, – ответил отец, – ты все равно не усвоишь.

Все же девченка перебралась ближе к открытой двери, из которой виден был сад, и устремила туда скучающий взор собственных невинных Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава глаз, а мистер Озмонд, обращаясь к гостье, произнес без видимой связи с предшествующим:

– Вы на уникальность отлично выглядите.

– По-моему, я всегда идиентично выгляжу, – ответила мадам Мерль.

– Да, вы всегда однообразная. Вы не меняетесь. Вы – умопомрачительная дама.

– Да, по-моему, тоже.

– Но время от времени вы меняете ваши Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава намерения. Вы произнесли мне, когда возвратились из Великобритании, что не станете выезжать из Рима в последнее время.

– И вы это запомнили! Как приятно! Да, я не собиралась выезжать. Но приехала сюда, чтоб повидать друзей, которые не так давно прибыли. Тогда я еще не знала, какие у их последующие планы Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава.

– Очень соответствующая вам причина: вы всегда чего-нибудть делаете для друзей.

Мадам Мерль поглядела в глаза владельцу дома и улыбнулась:

– Ваше замечание еще характернее – кстати, оно очень неискренне. Вобщем, не стану попрекать вас, – добавила она. – Вы сами не верите своим словам, так как им нельзя веровать. Я не гублю себя Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава ради друзей и не заслуживаю ваших похвал. Я довольно пекусь о своей персоне.

– Вот конкретно. Только ваша собственная личность включает огромное количество других персон – всех и вся. Я не знаю человека, чья жизнь так тесновато переплеталась бы с чужими жизнями.

– А что вы осознаете под словом «жизнь»? – спросила мадам Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава M ерль. – Заботы о своей наружности? Путешествия? Дела? Знакомства?

– Ваша жизнь – это ваши честолюбивые помыслы.

Мадам Мерль поглядела на Пэнси.

– Она соображает, о чем мы говорим, – произнесла она, понизив глас.

– Видите – ей нельзя оставаться с нами! – И отец Пэнси безотрадно улыбнулся. – Пойди в сад, mignonne,[90] и сорви там несколько Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава роз для мадам Мерль, – произнес он по-французски.

– Я и сама желала. – Сказав это, Пэнси вскочила и бесшумно вышла.

Отец проводил ее до открытой двери, постоял недолго на пороге, следя за дочерью, и возвратился в комнату, но так и не сел, предпочитая стоять либо, точнее, ходить взад и Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава вперед, как будто это давало ему чувство. свободы, которого в другом положении ему, по-видимому, не хватало.

– Мои честолюбивые помыслы в главном касаются вас, – произнесла мадам Мерль, не без вызова устремляя на него взор.

– Вот-вот! Конкретно об этом я и гласил. Я – часть вашей жизни, я и огромное количество Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава других. Вы не эгоистичны – в этом вас не обвинишь. Если вы эгоистичны, тогда что все-таки я такое? Каким словом я должен найти себя?

– Вы – ленивы. Это худшее ваше свойство, на мой взор.

– Быстрее уж наилучшее, если на то пошло.

– Вы ко всему безразличны, – с грустью произнесла мадам Мерль Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава.

– Да, пожалуй, мне и взаправду все более либо наименее индифферентно. Как вы окрестили этот мой недостаток? Во всяком случае, я не поехал в Рим из-за собственной лени, но не только лишь по этой причине.

– Непринципиально почему – для меня по последней мере; хотя я была бы рада созидать вас Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава. Я еще больше рада тому, что вы на данный момент не в Риме, где могли бы быть и, правильно, могли быть, если б поехали туда месяц вспять. В реальный момент я желала бы, чтоб вы занялись чем-то тут, во Флоренции.

– Занялся? Вы изволили запамятовать о моей лени Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава.

– Нет, не забыла, но вас прошу запамятовать. Вы обретете сходу и добродетель, и вознаграждение за нее. Вам это не составит огромного труда, а энтузиазм, может быть, большой. Как издавна вы не заводили новых знакомств?

– Кажется, с того времени, как познакомился с вами.

– Пора познакомиться с кем-нибудь еще. Я желаю Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава представить вас одной моей приятельнице.

Мистер Озмонд, не перестававший шагать по комнате, здесь подошел к открытой двери и, остановившись, устремил взор в сад, где под ярким и очень горячим солнцем бродила его дочь.

– Какой мне от этого будет прок? – бросил он с грубоватой снисходительностью.

Мадам Мерль Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава ответила не сходу.

– Это вас развлечет, – произнесла она. В ее ответе не было и намека на грубость; он был кропотливо обдуман.

– Ну, если вы так гласите, как не поверить, – произнес Озмонд, направляясь сейчас к ней. – В неких вещах на вас полностью можно положиться. К примеру, я точно знаю, что Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава вы всегда отличите не плохое общество от дурного.

– Неплохого общества не существует.

– Прошу прощения, я не имел в виду строчных истин. Ваши познания приобретены другим методом, единственно верным, – методом опыта: у вас было огромное количество случаев ассоциировать меж собой более либо наименее несносных людей.

– Вот я и предлагаю вам извлечь пользу Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава из моего опыта.

– Извлечь пользу? И вы убеждены, что я в этом преуспею?

– Я очень на это рассчитываю. Все находится в зависимости от вас. Если б я только могла подвигнуть вас на маленькое усилие.

– Ах вот оно что! Я так и знал – все сведется к чему-нибудь Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава обременительному. Что на свете – в особенности в местных местах – стоит усилий?

Мадам Мерль вспыхнула, как будто ее обидели в наилучших намерениях.

– Не дурачьтесь, Озмонд. Кто-кто, а вы отлично осознаете, что на свете стоит усилий. Мы ведь не 1-ый денек знакомы!

– Ну, кое-что я признаю. Исключительно в этой ничтожной жизни Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава все равно навряд ли оно достижимо.

– Под лежачий камень вода не течет, – увидела мадам Мерль.

– Толика правды в этом есть. Кто же она, ваша приятельница?

– Женщина, ради которой я и приехала во Флоренцию. Она приходится племянницей миссис Тачит – ее-то, я полагаю, вы помните.

– Племянницей? Слово «племянница» вызывает Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава представление о кое-чем молодом и несмышленом. Мне ясно, к чему вы клоните.

– Да, она молода, ей 20 три года. Мы с ней огромные друзья. Я познакомилась с ней в Великобритании несколько месяцев вспять, и мы близко сошлись. Мне она очень нравится, и, что изредка со мной случается, я Дополнения. Статьи Генри Джеймса 17 глава просто в экстазе от нее. Вы, непременно, тоже будете от нее в экстазе.

– Ну нет, этого я постараюсь избежать.

– Охотно верю, но вам навряд ли получится.


dopolnitelnaya-literatura-rabochaya-programma-disciplini-modulya-grazhdanskoe-pravo.html
dopolnitelnaya-literatura-rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-travmatologii-i-ortopedii-dlya-specialnosti.html
dopolnitelnaya-literatura-uchebno-metodicheskii-kompleks-disciplini-ekonomika-po-specialnosti-030601-zhurnalistika.html